Странница Люси на проза.ру
Девочка сидела на крыше своей хижины в лесу и болтала ножками со скуки, погодка была преужасненькая. С неба падал пепел вместо снега, черные чернушки выглядывали из-под крон и прятались обратно, повсюду каркали вороны. Девочка сидела на крыше своей хижины в лесу и болтала ножками над пропастью сожженных до черноты древесных стволов. Вороны лениво смотрели на падающие почерневшие семена одуванчиков и даже не хотели взлетать. Было очень грустно. Девочка ждала дождя.
Она сидела и смотрела в пустоту, а рядом с ней сидел воронёнок, маленький такой и тоже смотрел – в свою пустоту. Потом они взглянули друг на друга и их общая пустота – наполнилась. Девочка гладила вороненка, держа его в руках, и заворожено улыбалась, смотря на его смешные глазки, воронёнок млел и совсем не хотел вырываться и улетать. Так продолжалось О-очень долго...
Девочка задумалась, глядя в пустоту, которая снова начинала потихоньку пожирать её маленькое сердечко, длинные черные волосы слегка покачивались на ветру, и в темных глазах сквозило печальное одиночество. Весь мир сгорел дотла, так думала она. И не заметила, как на неё нашла тень, думая что это облачко она взглянула наверх и увидела...
Гондолу воздушного шара. Мальчик с синими волосами смотрел оттуда на неё, внимательно смотрел, а затем – улыбнулся.
У него была Карта.
Он сказал «Давай, полетели!»
Девочка смотрела и не понимала: это он ей, и вправду – ей?
Мальчик улыбался. Девочке казалось что это сон, и она скоро проснется, но она... не стала просыпаться от такого волшебного сна.
Мальчик был веселый и добрый, небо в его волосах и утренняя дымка в глазах наполнили сердце девочки радость, шар был такой красивый, что она хотела было уже сделать шаг и заалеть в ту гондолу, но потом вспомнила о воронёнке.
«Мы возьмем его с собой?» – Спросила она.
«Конечно...», ответил ей мальчик. Мальчик, который прилетел за ней на воздушном шаре. Она подняла вороненка на руки и тот ласкового с благодарностью на неё посмотрел.
«Он улыбается», подумала она, не зная как к этому относиться. Ведь вороны обычно не улыбаются. «Он нами вправду пригодится...»
Она залезла в гондолу, и они полетели в сторону заходящего солнца. Догоняя его – невидимо из-за серых туч. А вороны её детства по-прежнему сидели на сожженных до сердцевины стволах деревьев и молчали. Каркать у них уже не было сил. Дом на сваях парил над сожженным лесом, призрачное убежище, которое скоро поглотил туман.
Когда девочка проснулась – солнце так ярко било в глаза что сначала она не поняла, где находится. Они летели над морем, у них была карта, дул попутный ветер, было чисто и свежо, вороненок выскользнул из её тайника на груди и взлетел ввысь, стал делать круги вокруг воздушного шара несшегося на высоте нескольких десятков метров над теплым морем. Из-под воды скользнула тень, и вороненок едва успел спрятаться обратно. Это был морской змей. Девочка улыбнулась и помахала змею рукой. Вороненок опасливо высунулся из тайника на её груди и тоже махнул. Огромный морской змей скрылся в пучинах, но лишь после того как мальчик угостил его чипсами. Девочка хмурилась, в конце-концов это теперь их общие чипсы, а мальчик был такой беззаботный. Девочка перестала хмуриться. На душе у девочки расцвели цветы. Было прекрасное утро.
И день выдался чудесный. Девочка смотрела на море, и оно искрилось в её впервые в жизни настолько широко распахнутых глазах. Казалось – в них может утонуть целый мир, чернота её глаз куда-то ушла и в лучах света они стали отливать синевой. Летучие рыбы сопровождали их низко летящий аэростат над гладью моря, их было много, целые стайки летучих рыб резвились вокруг, она поймал одну их них и, поцеловав, отпустила на волю.
Она раскинула руки и наслаждалась полетом.
Девочка снова проснулась и увидела, что они пролетают над городом полным людей. Она помахала кому-то рукой и ей ответили взмахами и криками приветствия. Играла приятная музыка, внизу расцветал всеми красками весны фестиваль. Девочка никогда не было в городах, и не видела одновременно столько людей. Они спустились и сходили за покупками, набрав полную гондолу припасов – вновь отправился в путь. Девочка вспоминала горожан и дивилась их теплоте душевной, причем многие их них на проверку оказались не очень-то даже и людьми, у одних были острые уши, другие походили на прозрачных медуз и разъезжали на диковинных зверях, но все ладили между собой, и всем было хорошо.
Тут было столько цветов и расцветок, запахов и звуков что девочка опьянела к концу дня и еле держалась на ногах.
А это не так и уж плохо – жить в городах. Так подумал девочка, уплетая чипсы. Этот мальчик вообще очень любил чипсы, чипсы была его обыденная едва. И еще шоколадная вода, холодная сладкая и вкусная, которую он называл колой. И еще пиццу сырную или пиццу грибную, а так же мороженное с клубникой и со льдом, ням, ням-ням-ням...
Когда стемнело, небо на западе, куда они направлялись, окрасилось в цвета фиалок и роз, вокруг них снова летучие мыши, которые гонял воронёнок, устроившийся на самой верхушке их воздушного шара. Им было холодно, и они легли спать вместе, прижавшись друг к дружке, им стало очень тепло вдвоем, у мальчика были душистые волосы, девочка улыбалась и так и уснула – с улыбкой на устах. Загадочной и полной надежды на будущее.
Они так вымотались в городе полном удивительных вещей и существ что проспали весь день, а ночь провели в лесу. Он искупались в быстрой реке и смеялись, брызгая друг на дружку, мальчик набрал воды и собрал хворост, развел костер, девочка поджарила на палочках сосиски купленные в городе и помидорка с огурцами. Мальчик не ел мясо и он подшучивал над кровожадность девочки изображая жуткого Зверя который водился в здешних краях. Призрачный дымок над костром отворял волшебную дверь сказку о том, как зверь уводил детей в лес и их больше никто и никогда не видел. Острые зубы мальчика стали острей и длинней. Его лицо исказилось, дым от костра заурчал голодным животом и взвился вверх, роняя вкусные искры обратно во тьму. Девочка сглотнула и моргнула. Мальчик рассмеялся, снова стал прежним. И все-таки он не ел мяса, но девочка была рада, что мальчик не стыдится того что делает она. В конце-концов она не была кровожадной, правда, просто очень любила мясо.
Ум... – девочка держала во рту жареную осьминожку из сосиски и не понимала, почему это ей вдруг захотелось покормить мальчика мясом из своего ротика... «Странные желания бывают в нас иногда», подумала она.
«А у того зверя какие когти?», спросила она вслух.
«Вот такие!», ответил мальчик и изобразил когти зверя усмехнувшись. С его пальцев сорвался зеленый призрачный огонь.
Они и правда светятся в темноте? Девочка задумалась, скосив в сторону свои глазки. Ей хотелось чего-то от мальчика, но она не понимала чего именно. Мальчик посветил на себя фонариком – так всегда делают, когда рассказывают страшилки – а потом они услышали хруст за спиной, кто-то продирался сквозь чащу, ломая вековые деревья.
Это был Зверь.
Едва они обернулись – как увидели его. Огромный волчара шел к ним на полусогнутых ногах, как человек, возвышаясь над лесом, с его пасти спускались призрачные огни зеленого цвета, а когти горели им как пламенем. Казалось – зверь улыбается.
«Что за чушь?», подумала про себя девочка, «Я сплю? Такого не бывает...»
А мальчик испугался. Но он не оставил девочку, он просто хотел утянуть её обратно в корзину и поскорее взлететь. Но у девочки проявился характер.
«Тебя нет», сказала она Зверю, «отправляйся скорее в страну Невермор и не возвращайся оттуда, пока я тебя не позову, ты мой – мои воспоминания о доме, уйди, уйди от меня!»
Зверь оскалился еще сильнее и глаза его открывшись, зажглись зеленым огнем. Он нагнулся и поднял привередливо и про хозяйски смотревшую на него девочку и посадил себе на плечо. Он нес её по лесу, подняв небесам лапы и оставляя волны сияния светлячков за своей спиной. Он бежал по полям, унося девочку все дальше. И что ей оставалось делать? Она боялась, что больше никогда не увидит мальчика на воздушном шаре и поэтому взяла да и укусила зверя изо всех сил за ухо. Тогда он усади леё себе на голову и подарил маленькую ракушку, нежно зажатую меж огромных когтей.
На плечо девочки сел воронёнок. Подняв верх мордашку, она увидела зависшую над собой гондолу и перепуганного мальчика. Ухватилась за спущенный канат, руки мальчика, показавшиеся сильными – втащили её в корзину, и зверь вмиг остался далеко внизу.
«Ты как... в порядке?»
Вороненок смотрел на неё скептически и грустно, как на дуру. Мальчик смотрел обеспокоенно. Девочка смотрела на ракушку, а ракушка никак не смотрела – у неё не было глаз, она просто лежала у неё на ладошке. Что бы это значило? Девочка не знала.
Под утро начался дождь, перешедший в ливень, молнии сверкали по дюжине в минуту, они не знали куда летят, компасная стрелка вертелась как сумасшедшая. Мальчик грустно смотрел на небо. Когда рядом полыхнула молния и шар начал опускаться, он прижал к себе девочку, а девочка прижала к животику вороненка, потом они почувствовали удар.
Их выбросило из корзины, мальчик ушиб локоть, девочка – коленку, к счастью вороненок не пострадал. Он сидел на веточке и смотрел на них большими умными грустными глазами, маленький еще такой, но очень мудрый.
Шар пришёл в негодность, карта намокла и стала расползаться, в лесу было промозгло. Мальчик с девочкой и вороненок на её плече смотрели на ветку дерева проткнувшую их общий воздушный шар мечты и не находили слов. Мальчик надел на глаза свои авиаторские очки, которые обычно у него были на лбу, девочка поняла, что он не хочет показывать слезы. Она нахмурилась, всегда, когда что-то случалось не так, у неё возникала злость, в первую очередь на себя.
Мальчик прижался спиной к своему цветастому воздушному шару, который сдулся и стал похож на грязную извалянную в земле тряпку и старался не смотреть на девочку, которая хмуро смотрела на него. Она взяла его безвольную руку и потянула. Мальчик покачал головой и спрятал глаза. Он не хочет уходить. Девочка стала еще злее.
Она ушла, оставив мальчика одного сидеть у разбившегося воздушного шара.
Девочка шла по полю, удаляясь от рощи, в которой приземлился их аварийный воздушный шар, и вела за собой важного вороненка, держа за крыло. Воронёнок не хотел взлетать или снова садиться на плечо – девочка не знала что ей делать. Вдалеке маячили огни городка.
Это был странный городок. В нем было так мало людей, что девочка вначале испугалась. Она бродила по уличкам, которые были полны спешащими куда-то существами, от которых бросало в дрожь, они были яркими и цветастыми, но совсем не являлись людьми. Потом девочка встретила старика с другой, розоволосой девочкой, у которых спросила дорогу.
Так она оказалась в магазине. Магазин был волшебный, его переполняли всякие безделушки, от которых несло магией за версту. А за магазином стоял красивый воздушный корабль прохожий и на лодку и на дирижабль одновременно. Девочка залюбовалась им и вошла в магазин. Тут тоже было мало таких как она людей, но существа восприняли её появление вполне дружелюбно. Она нашла витрину, на которой лежали такие же ракушки, как и та что подарил ей Лесной Зверь и обомлела.
Мальчик сидел в порядочно просохшем к утру и похорошевшем лесу и рисовал веточкой любовное послание девочке. Потом стирал ногой и принимался рисовать его вновь. Оно все никак не получалось. Пели птицы, на душе у мальчика стало легче, но он все равно был расстроен потому что рядом с ним не было девочки, он корил себя за то что отпустил её одну и не знал куда идти искать, он надеялся что если подождет еще немного – она обязательно вернется и они вместе начнут чинить воздушный шар.
На него наползла тень, и он подумал что это облачко. Мальчик поднял вверх голову и увидел над собой воздушное судно и свисавшую оттуда канатную лестницу. Он поднялся вверх и аккуратно посмотрел через борт на обитателей загадочного судна.
Девочка сжимала в руке трубку и выпускала из неё мыльные пузыри, она стала капитаном. Её помощником был воронёнок, который важно шагал по борту судна, на голове его красовалась клетчатая кепка Ватсона. Девочка очень гордая собой курила капитанскую трубку Шерлока, важно выпуская из неё мыльные пузыри.
Они летели дальше на запад. Сонная поросшая лесами долина расстилалась вокруг, мир казался тонким и прозрачным – дотронься до него рукой и он порвется. Когда солнце достигло зенита – из лесу поднялась стайка удивительный цветных дракончиков и сопровождала их путь. Девочка похвалилась мальчику тем, как продала ракушку и купила на неё вот это судно, припасы, трубку и кепку для вороненка. Мальчик смеялся и гладил безымянного вороненка и тот был счастлив. Девочка тоже улыбалась, довольная собой и своей судьбой.
***
Я хотела читать дальше, но меня позвала играть Вайолетт. И я пошла исполнять свой супружеский долг – на сегодня у нас был аквапарк размером с целый город вроде Новой Поднебесной, высотой в сто пятьдесят этажей раскинувшийся на территории близ большого барьерного рифа.
Вытянувшись перед прыжком в водяную воронку по стойке смирно и разглядывая облака, за которые уходило клонящееся к горизонту солнце, я вспоминала сказку, которую написала Нэнси. Мне хотелось снова её прочитать, но как назло – её было не достать через сеть, так как она подпадала под ярлык «нежелательных сочинений для детей». Я не понимала – почему? Что в ней такого недопустимого?
Хотелось поскорее вернуться домой и дочитать. Я думала: может быть, Нэнси так боялась операции по удалению неприятных воспоминаний именно потому, что они могли удалить память о том сне, который она записала в этой сказке? О мальчике, который прилетит за ней на воздушном шаре и с которым она отправилась в далекий и опасный и такой интересный путь по волшебным странам?
Я читала перед сном сказку Нэнси, а Вайолет делала все, чтобы не дать мне сосредоточиться.
-Ай! – Вскрикивала я и хохотала в слезах, даже пальчики кусала. – Щекотно же. Не дыши там, ну пожалуйста, умоляю тебя, Вай... ай!!
Вайолет выбралась из-под стола в моей комнате, покрасневшая и смущенная. Она исследовала мое полуголое жаждущее сна и отдыха после такого длинного дня тело, трогала его, мяла и даже пару раз поцеловала там, где целовать, в общем-то, не следует. Сами поцелуи я бы еще стерпела, но вот когда она у тебя между ног что-то высматривает и... дышит туда...
Это так щекотно что я просто не могу. Эта исследовательница меня в могилу сведёт. Ну вот опять...
И все-таки в тот вечер я её дочитала. Мне понравился конец. А вот учительница отчудила.
Нэнси получила три с минусом. Я смотрела на оценку и не могла поверить, тогда Сивилла открыла мне общение Нэнси с учительницей и я поняла, почему сестре поставили такой низкий балл. Оказывается, причиной была ссора между девочкой и мальчиком у разбившегося во время грозы воздушного шара. Учительница сказала сестре:
-Она неправильно поступила, ведь, по сути, она бросила его там одного, грустного, под дождем, а должна была утешить. Она дала волю эмоциям, в то время как нужно было подумать о том кто рядом с ней, за явный эгоизм главной героини твоей сказки и её антисоциальное поведение тебе и был снижен балл.
-Но ведь... - Всплеснула руками Нэнси, которая сейчас в моей комнате стояла передо мной – хоть дотронься – и была одного роста со мной, ровесница почти. Я вдруг почувствовала к сестре странную симпатию...
-Но ведь – что? – ласково спросила Нэнси учительница и потрепала по волосам. Нэнси зло отбросила руку преподавательницы и на глазах у сестры выступили слезы обиды.
-Если бы она не ушла – они так и остались бы у того разбившегося шара!!! – Закричала она, скидывая со стола вещи. Нэнси было вынесено мягкое предупреждение. – Она бросила его и этим спасла их обоих, потом она нашла тот чудесный рынок и купила новый воздушный корабль, и став его капитаном подобрала мальчика.
-Ты хочешь, чтобы я изменила свое решение. Если тебе это пойдет на пользу, я с радостью подниму тебе балл, авансом, ведь ты поняла, в чем была твоя ОШИБКА и исправишься. – Снова попыталась приласкать сестру добрая учительница. Но та кошкой взбрызнулась и едва не укусила препода по литературе.
-Ненавижу! – Орала сестра. – Ненавижу всех вас!! Ваши обычаи, порядки, все это большая куча дерьма. Не нужны мне ваши баллы. Вы... вы... никто не пытаетесь понять меня, никто!!!
Учительница вздохнула, попросила у Нэнси прощение за свое поведение, из-за которого у моей сестры снова пошли вниз показатели и отключилась. Нэнси была в комнате одна, Нэнси из воспоминаний этой живой комнаты стояла предо мной и вздрагивала, мне хотелось до неё дотронуться но я знала что ничего не почувствую потому что это всего лишь игра в воспоминания.
«Они поссорились», - шепнула себе самой под нос сестра, «и помирились, это нормально, у людей, вы же СЕКТАНТЫ ХРЕНОВЫ!!!»
Дальше мне смотреть было запрещено, и мой рейтинг снова упал, а индекс опять вырос. Такие дела. «Механическое понимание, способность быстро извлекать значимые с их точки зрения детали из контекста с одновременной невозможностью взглянуть на проблему или сюжет целиком, у взрослых это иногда бывает – они слишком заняты делами, им некогда думать – правильно ли они живут и что будет в конце – они и так это прекрасно знают и уже смирились и позабыли давным-давно...» – говорил мне братик как-то раз и гладил по голове. Говорил ли он что Нэнси? Я не знаю, она ведь старше его, наверное... может быть... он стеснялся?
У брата были синие волосы, но я не помню, чтобы он мечтал о Небе. Ему больше нравился Океан. Мы были с ним в океанариумах, он знал всех рыб на зубок, любое гротескное существо из Бездны было его другом. Он все знал про Море и мечтал работать дизайнером суперкавитационных судов для Бродяг, которые не признавали над собой власти государств и были обречены жить в нейтральных водах в сообществе флоры и фауны Тихого и Атлантического океанов, так как океан Индийский, равно как и полярные территории были во власти цивилизации машин под управлением искусственных интеллектов Сивиллы. Конструкторов больше не было, остались лишь дизайнеры, работавшие совместно с ИИ над проектами. Что бы сделал брат, прочти он эту сказку? Или он читал? Поэтому у него такая нежность к сестре и поэтому Нэнси каждый раз испуганно на него глядела и отвечала грубостью на любую попытку к ней приблизиться? Она была... напугана этим своим случайным признанием? Я не знаю...
Что сделала бы Вайолетт? Настолько я её теперь узнала – она бы без колебания переоделась под мальчика, чтобы спасти сестру. Потом купила бы очки авиаторские и покрасила волосы в светло голубой цвет – они и так у неё от рождения темно-синие, а глаза фиалковые. После этого где-нибудь затарилась воздушным шаром, да хоть в школьном клубе бы взяла на время – и однажды постучала бы в окно моей сестренке. Как жаль что её мама и папа не женили в детстве насильно как меня, не жила бы сейчас в Стеклянном Доме. И все же я не хотела верить в то, что во всем виновата моя сестра, пусть мама так сказала. Мне было жаль её, правда. Я лежала и думала, размышляла, в моей голове смешалось абсолютно все, вся моя жизнь. Что-то зудело внутри, хотелось что-то делать, говорить, бегать, кричать, но Вайолетт уже уснула и мне волей неволей пришлось отправиться вслед за ней в объятия Морфея.
Я мокрая совсем не от слез открываю глаза и понимаю, что забыла поздравить маму, но это поправимая беда – проспала восьмое Марта, начало «осени» в нашем неправильном южном полушарии. Рядом со мной спит моя вайфу, сегодня она снова пыталась меня приласкать и я не Нэнси – позволила ей это. Я хорошо уснула, Вайолетт такая тёплая...
Я не сразу поняла, почему мне так плохо поутру. Потом – вспомнила.
Сегодня мне приснился Страшный Сон...
...

@темы: сказки, новеллы, антиутопии